ТЕЛЕКРИТИКА

Запитання „Телекритики”: - Чи є зараз на українському та російському телебаченні криза жанрів? Якщо так, то у чому вона полягає і чим це пояснюється?

Відповідають: Олесь Гоян, Кирило Вишинський, Валерій Гросман, Вадим Табачук, Олександр Мартиненко,Ігор Кобрін, Олександр Опанасенко, Руслан Поліщук, Юрій Лабунський, Вадим Чубасов, Любов Вовченко, Юрій Мінзянов, Ірина Лисенко, Євген Просвєтов


Відповідають: Олесь Гоян,Кирило Вишинський, Валерій Гросман, Вадим Табачук, Олександр Мартиненко,Ігор Кобрін,Олександр Опанасенко, Руслан Поліщук,Юрій Лабунський, Вадим Чубасов, Любов Вовченко,Юрій Мінзянов, Ірина Лисенко, Євген Просвєтов.

Олесь ГОЯН, завідувач кафедри телебачення і радіомовлення Інституту журналістики Київського національного університету імені Тараса Шевченка:

- Вважаю, що кризи жанрів, як такої, немає. І в українському, і в російському телебаченні йде цілком логічний процес “конкуренції” жанрів. Це цілком природньо, оскільки сучасний телеефір формується телекомпаніями, що, перш за все, є діловими підприємствами. І реклама, як і у всьому світі, так, безперечно, і в Україні та Росії, формує жанрову структуру телеканалів.

“Процвітають” і взаємозбагачуються інформаційні жанри – повідомлення, інтерв’ю, репортаж, без яких не обійдеться жодна інформаційна телепрограма на будь-якому регіональному чи мережевому телеканалах. На російському телебаченні потужно розвиваються, а на українському – поступово, але все-таки “виживають” жанри аналітичної групи: коментар, огляд, бесіда. Безперечно, у зв”язку із суцільною комерціалізацією телебачення, неприбутковими і, водночас, малопривабливими для реклами стають жанри художньо-публіцистичні – нарис, есе і т.п. Однак, варто підкреслити, що триває процес асиміляції жанрів, і сьогодні ми можемо спостерігати за тим, як, наприклад, на тлі телепортрету “прорізається” новий жанр “сторі”, або звичайне інтерв”ю трансформується в шоу. Отже, змінюються традиційно усталені стандарти і рамки жанрів, вони розширюються і взаємодоповнюються. Сьогодні телевізійні технології дають можливість створювати і розвивати нові жанри і типи мовлення, які відповідають сучасному темпо-ритму сприйняття інформації – телемости, телешоу, реальне телебачення тощо. Що стосується українських телереалій, то це, швидше, криза ідей щодо використання всієї жанрової палітри сучасної тележурналістики та криза інвестицій у саме телевиробництво, аніж криза телевізійних жанрів. Кирило ВИШИНСЬКИЙ, шеф-редактор служби інформації каналу ICTV:

- О российском телевидении много говорить не буду, поскольку слежу за ним нерегулярно. Но, судя по тому, что я все-таки вижу вполглаза, то там сейчас наблюдается резкий всплеск собственного производства различных жанров – от развлекательных до информационно-аналитических.

Если говорить об украинском телевидении, то я бы говорил не о кризисе жанров, а о том, что многие жанры, фактически, не разработаны. Так, например, на украинском телевидении нет ни одного нормально сделанного общественно-политического ток-шоу. Похоже, что на украинском телевидении нормально и более-менее качественно научились делать новости. Но не научились анализировать происходящее.

В большом загоне находятся развлекательные жанры. Если говорить о них, то я даже не смогу ничего назвать, кроме многократно повторяющихся «Мамаду» или «Масок». Ничего нового не наблюдается.

Так что говорить нужно, наверное, о кризисе собственного производства. Я надеюсь, что самого печального развития ситуации, когда на наших каналах российские телепрограммы вытеснят украинского производителя, нам удастся избежать. Хотя прецеденты уже наметились. Проще и дешевле покупать, а не производить самим – по соотношению цены и качества это более эффективно. К сожалению, поскольку особенных достижений украинского производителя телепрограмм я, повторюсь, не вижу, я не считаю, что все, что сделано на украинском телевидении – это бесспорный успех. Но я очень рассчитываю на то, что 2003 год будет годом притока свежих идей, новых людей в украинское производство и тогда оно будет развиваться более динамично. Я рассчитываю на улучшение ситуации.

Валерій ГРОСМАН, програмний директор ТРК „ТЕТ”:

- Як на мене, то криза жанрів – це те, що іманентне українському телебаченню за весь час його існування. Єдиний жанр, який успішно розробляється, це інформаційний. Я маю на увазі не зміст, а форму. Інші жанри завжди були трохи на периферії. Ми, власне кажучи, не маємо пристойних ток-шоу. Не думаю, що є нормальні журналістські розслідування. Ми маємо дещо тусовочні передачі, де зустрічаються добре відомі люди, і заздалегідь відомо, що кожен з них скаже. Криза гумористичних програм притаманна телебаченню на просторі всього колишнього Радянського Союзу. І, можливо, наші програми в цьому розумінні не поступаються російським. Але це не є похвалою. У нас дуже мало програм, які прийнято називати „іміджевими”. А вдалою я назву хіба що „Імпрезу” на СТБ. Не знаю, чим це пояснити. Здавалося б, все розвивається так, як слід. Можливо, це просто пояснюється відсутністю культури ефіру. Інколи мені навіть шкода, що вже немає художніх рад. Ми виходимо з принципу, сформульованого колись Познером: „Піпл хаває!”

Вадим ТАБАЧУК, генеральний директор ТК „ТВ-Табачук”:

- Существует не кризис, а катастрофа жанров на телевидении. Отсутствуют в производстве телестудий такие жанры, как детские и юношеские передачи, литературно-драматические и музыкальные, спортивные, фольклорные, научно-популярные. Основное внимание уделяется трансляции кинофильмов и новостям. Надо ли это комментировать?

Олександр МАРТИНЕНКО, член Нацради з питань телебачення і радіомовлення України:

- На російському телебаченні кризи жанрів не бачу. Головні російські канали пропонують глядачу практично все, що він хоче побачити: від кримінальних серіалів до майстерно зроблених програм для інтелігенції. Українське телебачення останнім часом відрізняється лише використанням російської телепродукції, обмежуючись при цьому закупкою серіалів. Думаю, що цей рік увійде в історію українського телебачення як Рік повторного російського серіалу. Ігор КОБРІН, директор студії телефільмів „Телекон”:

- В российском телевидении кризиса тележанров нет. По двум причинам: очень широкий телерынок, наличие многих каналов. Следовательно, на широком телепространстве гораздо проще учитывать все категории зрителя. И отсюда – разнообразие жанров. То есть даже узкая зрительская аудитория все равно получает свою долю телепродукта. В Украине, конечно, существует кризис тележанров. Тоже есть две причины. Первая причина: формально у нас гораздо менее плотное покрытие телеканалами, достаточно маленький выбор. При этом любой продюсер телеканала рассуждает, скорее, как бизнесмен, а не человек творческий. Это естественно – каналу нужно выживать. Следовательно, рейтинг программ является самым главным для канала, а рассчитывается по количеству зрителей, которые смотрят программу.

В связи с этим у нас абсолютно полное отсутствие рейтингов, которые дифференцируют зрителей по социальным, интеллектуальным признакам. То есть, условно говоря, если программу посмотрело наибольшее число зрителей, значит, она выгодная. Но она может иметь нулевой рейтинг среди людей, скажем, с высшим образованием – которые, между тем, как раз и являются потребителями многих рекламируемых товаров. Как следствие, у нас полное отсутствие на экране классической музыки, балета, оперы, программ о современной литературе, то есть, условно говоря, глубоких программ, рассчитанных на интеллектуального зрителя. В этой же связи почти полное отсутствие документалистики. В отличие от западных каналов (Би-Би-Си, Си-Би-Си и др.), которые имеют очень много документалистики. Они даже имеют жанр «докуметари».

Вторая причина: абсолютно нездоровое положение со свободой слова и, как следствие, полное отсутствие публицистики. Причем, возможно, властные структуры отреагировали бы на это лояльно – ведь им нужна критика, со стороны все виднее. Но тут срабатывает самоцензура на каналах, потому что существует непредсказуемость власти в реакции на такие программы. В результате продюсеры стараются не трогать эти темы, не работать в этих жанрах, потому что так гораздо безопаснее.

Олександр ОПАНАСЕНКО, заступник директора програм УТ:

- Кризи немає. Є криза конкретних виконавців, авторів. У зв’язку з тим, що до сих пір не налагоджена система притоку нових творчих сил. На сьогоднішній день для того, щоб пробитись на великий екран, молодий журналіст повинен витратити не лише роки життя, які автоматично роблять його уже немолодим журналістом, але й купу нервів, сил, емоцій. Шляхом виходу з цієї кризи я вбачаю створення при кожній телерадіокомпанії експериментальної редакції, своєрідної творчої майстерні, працюючи в якій, молодь могла б заявити про себе на повний голос.

Руслан ПОЛІЩУК, ведучий програми „Підсумки”, ТРК „Ера”:

- Судя по всему, кризис жанра существует… в некоторых жанрах. Таким жанром можно считать самые «продвинутые» ток-шоу. Они меня достали. Хотя, если судить только по популярности и количеству вкладываемых денег, ток-шоу можно считать самым качественным телепродуктом.

Хотел бы отметить также проблему художественных и телефильмов. Это банально, но количество крови и изнасилований меня коробит. Иногда приходится отворачиваться и перещелкивать кнопки. По какому принципу подбираются эти фильмы, не знаю. Но думаю, что не всегда только из-за рекламы и денег. Нельзя также уследить кризиса того, чего нет. Нет жанра - нет и кризиса. У нас нет кризиса детских программ, потому что их нет на экране. А те, что есть, кроме страха - ничего не вызывают. Новости – мой излюбленный жанр. Поэтому если бы была отечественная альтернатива Си-Эн-Эн или Би-Би-Си, я бы больше смотрел их. А сейчас смотрю только с профессиональной точки зрения. Посмотрев на каналах выпуски новостей и зная, кому какой канал принадлежит, можно составить относительно объективную картинку того, что происходит на самом деле. Пожелание лидерам оппозиционных политических сил: открыть свой канал с новостным продуктом, чтобы объективная картинка была не относительной, а максимальной. Самыми лучшими каналами считаю «Дискавери», «Планета животных». Я согласен продолжать смотреть на мир глазами Сенкевича и Дроздова, лишь бы удовольствие не прерывалось получасовыми выпусками рекламы водки, на которую глупо тратить деньги, потому что водка и так популярна.

Юрій ЛАБУНСЬКИЙ, голова правління Всеукраїнської асоціації операторів кабельного телебачення:

- Кризис жанров просматривается в том, что все наши украинские телеканалы – одинаковы внешне, построены по одному сценарию. Фильмы, новости, реклама. Ничем один от другого для зрителя они почти не отличаются. Не мешало бы подумать о разделении труда, о специализации каналов. Хотелось бы иметь чисто детский канал, безрекламный. Чисто образовательный канал. Тот же канал «В мире животных», как это наблюдается в мировом телепространстве («Дискавери», «Энималпленет» и т.д.). Второй кризис в том, что мы продолжаем пропагандировать американскую культуру триллеров и боевиков. Больше всего - такие ведущие телеканалы, как «1+1», «Интер». Потому что они более рейтинговые, их чаще смотрит украинский зритель. Они имеют большее влияние на культуру зрителя и Украины в целом. Но мы должны задуматься, что сегодня покупая дешевые, низкопробные фильмы, мы завтра будем расплачиваться духовностью и культурой украинцев, которая у нас существенно выше американской. Это, в первую очередь, касается детей, которые в силу возрастных особенностей не могут критически фильтровать информацию, получаемую с телеэкрана. Посмотрите вокруг, насколько увеличилась преступность и, в первую очередь, детская. Считаю прямой причиной этого триллеры и боевики. Наш мозг имеет особенность: если 5 раз увидит преступление, перестанет считать его преступлением, а будет считать нормой жизни. Если посмотрит 10 раз, то человеку захочется это сделать самому.

Вадим ЧУБАСОВ, професор кафедри масових комунікацій Київського міжнародного університету:

- Я вважаю, що ніякої „кризи жанрів” на телебаченні не існує. Та й існувати не може в принципі. Оскільки ще Вольтер, як відомо, сказав, що всі жанри добрі, окрім нудного. Це тим більше справедливо для ТБ, яке, як будь-який різновид масової культури, насамперед послуговується жанрами. Якщо і можна говорити про певну кризу в цьому відношенні, то це криза програмування, яке на сучасному російському та українському телебаченні спричиняється, насамперед, гонитвою за так званими рейтингами. За нинішньої ситуації це призводить до орієнтації на натовп, тобто, як сказали б філософи, на „колективне підсвідоме”. Саме цей „інстинкт натовпу” і є те, на що вільно чи мимоволі орієнтуються телевізійні продюсери, дистриб’ютори та програмісти. Через це ми й бачимо на телеекранах засилля одних і тих же, раптом кимось проголошених „модними” жанрів, причому той же інстинкт примушує кожного обов’язково „переплюнути” своїх потенційних екранних конкурентів на їх же фронті. Тому й заполоняють екрани незліченні безглузді „ток-шоу” (де, зрештою, не виявляється ані того, ні іншого – тобто ні більш-менш доладної розмови, ані видовища). Чи ще одне новоявлене захоплення останнього часу - горезвісне „реальне телебачення”, де, знову ж таки, телебачення анітрохи не більше, ніж реальності. Все це зрештою і спричиняється до тотального „бомбування” телеаудиторії, яку відтак зовсім легко примусити споживати надалі ще більш безглуздий, а отже – і більш рейтинговий товар. Що ж, сказано не нами: кожен народ заслуговує на те телебачення, яке він має. Любов ВОВЧЕНКО, редактор кіно каналу КТМ:

- На мой взгляд, и я не оригинальна, об этом пишут много, и в частности в «Телекритике», глубочайший кризис поразил информационные программы. Это обусловлено отношением к СМИ и в России, и у нас, в Украине. И тем положением, которое СМИ занимают и у нас, и в России.

Сейчас также совершенно в жутком состоянии все интеллект-шоу («Слабое звено», «Кресло», очень любимая когда-то «Что? Где? Когда?»). Мне кажется, это обусловлено тем, что авторы не уважают своих игроков, потому что практически во всех передачах есть элемент унижения и глумления над игроками. И, к сожалению, вызывает мое крайнее изумление засилие милицейских, криминальных сериалов. Мы что, решили таким образом бороться с южноамериканским мылом? Меня как человека, занимающегося кинопоказом, очень удивляет позиция, когда ставят все, что угодно, лишь бы переплюнуть соседа. Борьба за рейтинг стала самодовлеющей. Зритель не уважается. «Пипл хавает, поэтому будем ему совать все». А жаль!

Юрій МІНЗЯНОВ, кінопродюсер:

- Я считаю, что говорить нужно о кризисе всего ТВ. Если нездорово все общество, то и телевидение больное. Потому что говорить только о кризисе тележанров сегодня банально. Много переговорено о клонировании российских и западных передач, о низком нравственном уровне некоторых ток-шоу. Об этом неоднократно говорилось: нет денег на высокохудожественные передачи и т.д.

Однако вопрос стоит гораздо глубже. Кризис, к сожалению, будет еще больше усугубляться. Сейчас, за полтора года до президентских выборов, будут аккумулироваться средства для проведения политических акций. Как всегда, будет в проигрыше зритель. Потому что телевидение должно развиваться как бизнес-проект, а не как удовлетворение политических амбиций. Зритель будет в проигрыше потому, что с ним играют в некий лохотрон: колпачки налево, направо, в серединку, а под каким шарик? Зритель, угадай! Человек, наблюдающий эту сцену на улице, часто проходит мимо, зная, что это обман. Но есть и такие, что покупаются. На них и расчет.

В телевидении – зритель становится заложником такого непотребного ТБ. Сегодня идет тихий, негласный дележ, передел медиа-пирога. Это чувствуется и по рекламному рынку. И сегодня уже на рынок вступает новая медиа-амбициозная группа – донецкая. Поэтому впереди нас ждет жестокая информационная борьба. Сегодня все усилия будут направлены на перераспределение. Это почувствует не только зритель, а, прежде всего, творческие работники - телевизионщики. К сожалению, многие давно работающие на телевидении люди могут повторить, перефразируя, слова великой Раневской: «Всю жизнь я проплавала в унитазе стилем «баттерфляй». Надеяться на то, что их жизнь изменится, они почти не могут, потому что они такие же заложники политических амбиций, как телезрители. Лично я дал себе зарок в ближайшие несколько лет в эфирном ТВ не участвовать. Буду развивать продакшн-кино. Мои мозги не будут принадлежать одному каналу, а Телевидению как таковому. Ірина ЛИСЕНКО, програмний директор „Нового каналу”:

- У нас в последнее время появилось огромное количество российских криминальных сериалов. Они пользуются уже не такой популярностью у зрителя, как пару лет назад. Но все равно имеют существенный успех. Я считаю, что производство собственных сериалов (с точки зрения российского ТВ) - очень правильная тенденция. С точки зрения кризиса жанров, есть нехватка грамотных интересных сценариев. Кризис в этом. Украинские производители сняли несколько собственных сериалов. Это очень прогрессивные шаги. Но качество картинки и актерский состав сильно проигрывают российским сериалам. Все больше на украинском ТВ стало появляться различных ток-шоу. Это положительная тенденция. Но, опять-таки, качество оставляет желать лучшего. Не говоря о покупных зарубежных программах. Потому что несмотря на дорогостоящее производство, это все-таки чуждый нам продукт. Если бы на украинском ТВ было больше качественных дорогостоящих ток-шоу, зрителям было бы гораздо интереснее смотреть телевизор. Кризис украинского кино – отдельная тема, потому что в Украине вообще снимается мало фильмов, а те, что производятся, показывать по ТВ не хочется. Это относится, конечно, не ко всем фильмам, но все же качественного кино мало. Все упирается в деньги. Ведь производство – достаточно дорогая вещь. Хотя, с точки зрения профессионалов, способных делать качественное кино, наверное, тоже есть проблемы. Более или менее зарекомендовавшие себя специалисты уже работают по контрактам в России.

Євген ПРОСВЄТОВ, президент ТРК „Золоті Ворота”:

- Кризиса как такового, в прямом понимании, ни в украинском, ни в российском телевидении нет. Есть «болезнь роста», которая на сегодняшний день превратила телевидение в бизнес, в котором телезритель необходим исключительно для участия в опросах при расчете рейтинга телепрограммы и телеканала в целом.

2002 год стал ключевым для экономики украинского и российского телевидения. После кризиса «страшного сентября» 98-го, когда рекламные бюджеты сократились более чем в 10 раз, экономика телевидения стала убыточной, дотационной, а, следовательно, еще более зависимой от доноров в лице владельцев телеканалов и, естественно, власти. Власть льготами дотировала телевидение и получала в ответ лояльность. Начиная с 2002 года, телеканалы стали рентабельными. Владельцы телеканалов начали пожинать не только политические дивиденды, но и финансовые. Борьба за рейтинг перешла в новое качество, и на рынке стали образовываться новые монополии, владеющие рекламными пакетами. Естественно, эти монополии в значительной степени диктуют программную политику каналам. Телеканалы все более становятся кинопрокатными, и надо сказать, что «качество» кинопроката улучшается в части «свежести» транслируемых кинокартин.

На этом фоне производство собственного телепродукта остается таким же проблематичным, т.к. затраты по производству все еще превышают стоимость приобретения продукта. Производство остается в рамках технологичных программ, которые позволяют минимизировать периодические затраты. Этим объясняется похожесть одних программ на другие по форме.

Главное в разделе

Дуся

Лігачова звільнила журналістку після 8 років роботи. Остання пожалілася на спроби цензури і «психологічний пресинг»

Бізнес

Валерій Варениця розповів як на Плюсах зміняться ціни на телерекламу наступного року

Популярное на Телекритике



Бізнес

Провайдери, мовники і «Зеонбуд»: відсутність регуляції і запуск платного пакету ефірної цифри

Бізнес

Pay TV vs Free TV. Як телегрупи створюють ринок Pay TV і чому 2019 рік буде переломним

Дуся

Сушко написала прощальний пост

Дуся

Лігачова звільнила журналістку після 8 років роботи. Остання пожалілася на спроби цензури і «психологічний пресинг»